Websoft

вторник, февраля 27, 2007

Гипнотизирующие обучающие тексты. Это возможно? Часть 2 из 2-х

Сегодня только об одной технике — технике вставленных сообщений. Составляя текст на некую тему, можно пользоваться для этого различным набором слов. Суть состоит в том, что используемые слова могут содержать самостоятельное сообщение, независимое от смысла общего текста. Смысл вставленного сообщения усваивается подсознанием и начинает оказывать воздействие на поведение человека. Изменение поведения человека — это и есть наша с вами задача как специалистов в области обучения. Более всего на роль текстов для встраивания сообщений подходят кейсы, примеры, лирические отступления, то есть все то, задачей чего и является закрепление изученного материала. Эффект вставленных сообщений усиливается, если на ключевых словах сделан акцент: в случае аудиального сообщения, которым в учебных курсах является сопровождающий дикторский текст — это интонация; в случае печатного текста — это может быть: другой шрифт, полужирное или курсивное начертание слов, увеличенный или уменьшенный межбуквенный интервал и всё прочее, что способно выделить.

В отличие от многих других техник, техника вставленных сообщений действенна, независимо от того осознает человек или не осознает, что в тексте, который он читает, присутствуют вставленные сообщения. Впрочем, незначительное выделение, например, увеличением межбуквенного интервала, не будет замечено человеком (особенно если сам текст вызывает интерес), но вставленное сообщение будет прекрасно усвоено на подсознательном уровне.

Знание о такого рода эффектах — не блажь, не прихоть и не экзотика, когда речь заходит об обучении. Игнорирование подобных законов человеческой психики приводит к плачевным последствиям. Например, если в курсе по технике безопасности использовать значительное количество слов с негативным ассоциативным рядом: «опасно», «травма», «ошибаться», «не забывайте», «потеки масла на полу», «поскальзываться», да еще и выделять их — как водится — полужирным шрифтом, то это будет приводить к увеличению травмоопасности и аварийности, поскольку, рабочие получили соответствующую установку. То есть будет хуже, чем, если бы рабочие не читали этих текстов вовсе.

Вот пример, который приводит Ч.К. Тойч:
«Национальный Совет Безопасности четырехколесного транспорта штата Мичиган имел обыкновение публиковать данные, предсказывающие число жертв возможных несчастных случаев во время праздничных дней. Джозеф Т. Хэвеннэр, вице-президент автомобильного клуба Южной Калифорнии, согласился с моим доводом, что публикации таких данных напоминают внушения знахарей Вуду и приводят к смерти многих невинных людей, бессознательно стремящихся подчиниться авторитету властей. Благодаря нашим советам произошло заметное снижение количества дорожных происшествий во время празднования Дня Независимости 4 июля 1957 года. Мой звонок в офис Национального Совета Безопасности был встречен холодно, но Хэвеннэр и я упорствовали, и постепенно мрачные прогнозы стали публиковаться все реже и реже. К 1962 году эти публикации вообще прекратились. Именно тогда Институт транспортных исследований Колумбийского университета блестяще подтвердил наши прежние утверждения, что техника запугивания не приводит ни к чему хорошему.»

Вот еще один пример Ч.К. Тойча:
«Когда я работал составителем докладов в лаборатории Рамо Уилридж в Канога Парк, я сказал своему начальнику, что знаю, как без особых затрат и применения электротехники уменьшить процент неудачных запусков ракет, что в тот момент вызывало тревогу. „Валяйте, — сказал Росс. — Может быть, у вас что-нибудь получится“. Он дал мне возможность подготовить в течение нескольких дней то, что позднее получило название Технического Меморандума К8 (ТМ-8). Он был опубликован 7 октября 1959 года под заголовком „Воздействие сознания на поведение человека и работу с механизмами“. Содержание меморандума оказало такое воздействие на технических работников и читателей-неспециалистов, что вскоре меня завалили просьбами провести частные консультации для моих товарищей-инженеров и научных работников, а также для членов их семей.»

Вот пример, приводимый Милтоном Эриксоном — автором техники встроенных сообщений:
«Одна из поступивших на работу секретарей очень сильно возражала против того, чтобы ее гипнотизировали. Она регулярно страдала в момент наступления менструации от сильных мигреневых головных болей, которые продолжались по 3 — 4 часа и даже больше. Ее нередко в это время осматривали медики, но не смогли ей ничем помочь. В эти периоды она обычно уходила в свою комнату и пыталась „переспать свою головную боль“, что обычно занимало у нее 3 — 4 часа. Однажды вот в такой же период автор специально заставил ее записывать то, что он хочет продиктовать, не разрешив ей уйти с работы в свою комнату. Сильно негодуя, она начала работу, но через 15 минут вдруг перестала писать и сообщила автору, что ее головная боль прошла. Она приписала это своему гневу из-за того, что ее заставили записывать. Позже в другом таком же случае она сама, добровольно, вызвалась сделать запись под диктовку, чего старались избежать все секретари, потому что это было трудным.
Ее головная боль усилилась, и она решила, что счастливый случай с автором был просто случайностью. На следующий месяц у нее опять возник сильный приступ боли. Автор опять заставил ее писать под диктовку. Предыдущий удачный результат опять появился буквально через 10 минут. При появлении следующего приступа боли она добровольно вызвалась писать под диктовку автора. И снова головная боль исчезла. Потом она уже экспериментально проверила эти проявления, делая стенографические записи под диктовку других врачей. По неизвестным причинам головные боли при этом обострялись. Однажды она вернулась от одного из них и попросила автора продиктовать ей. Он ответил ей, что у него ничего нет сейчас под рукой для диктовки, но он сможет прочесть еще раз уже написанный материал. Головная боль прошла через 8 минут. Позже на ее просьбу подиктовать что-нибудь, чтобы снять головную боль, ей была предложена какая-то рутинная диктовка. Никакого эффекта она не имела.
Она пришла еще раз, мало надеясь на успех, считая, что „лечение“ диктовкой исчерпало себя. Она снова получила облегчение от диктовки через 9 минут. Она была так обрадована, что сохранила даже копию своих записей, чтобы в следующий раз попросить кого-нибудь продиктовать ей этот „счастливый отрывок“. Но, к сожалению, оказалось, что ни у кого не было такого „правильного“ голоса. Автор всегда давал ей постгипнотическое внушение, но делал это незаметно для нее».

Комментариев нет: